Каждый из нас в своем развитии сталкивается с фундаментальными задачами, разрешение которых требует от ребенка  огромной психической работы. От того, как эти внутренние драмы ребенка были разрешены или не разрешены, зависит вся будущая жизнь - то, какие отношения мы будем выстраивать с окружающими, каких мужчин и женщин мы выберем для любовных и дружеских отношений, а также и какие психические проблемы и симптомы могут возникнуть в нашей жизни. Драма нашего внутреннего ребенка, который не в состоянии разрешить переживаемый им внутренний конфликт, имеющий происхождение в семье, где он рос, с неизбежностью будет воспроизводиться в нашей взрослой жизни. Одна и та же внутренняя драма будет обретать свое существование с различными действующими лицами - мужем, начальником, приятелем, в попытке найти свое разрешение.

    Наши внутренние драмы, как показывают современные психоаналитики, при всем своем бесконечном и индивидуальном разнообразии существуют в двух основных формах:

  - Драмы запретного. Открытие этих драм Зигмундом Фрейдом положило начало психоанализу в конце 19 века. Существование агрессивных и сексуальных желаний, которые зачастую внутренне переживаются  как неприемлемые, вызывает мучительное чувство вины в каждом из нас. Хотя само существование таких желаний неизбежно для каждого ребенка. Так, например, яростный  гнев по отношению к братьям или сёстрам, желание нераздельного обладания матерью и агрессивные нападки на отца, желание участвовать в запретной для ребенка драме отношений между папой и мамой, происходящей за закрытой дверью, наталкиваясь на запрет сначала со стороны родителей, а затем и на внутренний запрет, порождают душевную боль и приводит к формированию множества психических проблем. Среди них - постоянное бессознательное выстраивание любовных "треугольников", формирование фобий или навязчивостей, которые сопровождаются мукой вины за свои неприемлемые мысли  и желания, требующие столь же навязчивых "искупительных" действий. Такие конфликты, как правило, содержат в себе как желание, так и заперт на его реализацию, и приводят к формированию различных компромиссов в форме, например, навязчивости или фобии.

   - Драмы невозможного. Эти драмы затрагивают гораздо более глубокие слои нашей душевной жизни. Отказ от младенческих переживаний всемогущества, всецелого слияния с другим человеком переживается всеми нами как "изгнание из рая". Потерянный  "золотой век" отражен в той или иной степени во всех культурах и служит символическим обозначением наших "райских" младенческих переживаний. Отказ от надежды на контроль над миром и, в частности, над другими людьми, часто не происходит у многих из нас, у тех, кто не бросает свои попытки обретения утраченного всемогущества и сопровождающего его ощущения обладания всем хорошим, что есть в этом мире - отказ от надежды на слияние. Такое разделение и признание собственной ограниченности дает нам возможность обретения собственной индивидуальной идентичности и собственного независимого, пусть и не всемогущего, существования. Депрессия, в которую погружается тот, кто не в состоянии признать независимость другого человека, и сопровождающее ее переживание одиночества, покинутости, несоответствия грандиозному внутреннему идеалу, от которого невозможно отказаться, является ярким проявлением последствий неразрешения таких переживаний. Некоторых  из нас подобное стремление к невозможному толкает на полный отказ от внешнего мира с его ограничениями  - к безумию, в котором "и невозможное возможно".

    Отказ от запретных и невозможных стремлений требует большой внутренней работы, которую  в психоанализе называют "работой горя". Оплакивание инфантильных надежд хоть и весьма болезненно, но, знаменуя отказ от наших "золотых фантазий", открывает путь к психологической зрелости и взрослому отношению с внешним миром. 

     Порой наши родители, которые должны были помочь нам в разрешении детских конфликтов, не были в состоянии это сделать, толи потому, что были слишком заняты собственными внутренними конфликтами, толи из-за использования детей в разрешении собственных внутренних драм. Многие матери и отцы сообщают детям такие скрытые послания, которые могут восприниматься как то, что запретные желания вполне реализуемы (когда, например, мать сообщает сыну, что отец «ничтожество») или "невозможное возможно" (когда мать поддерживает отношения слияния с ребенком, сообщая о его уникальности в сравнении со всеми окружающими, которые ему и в "подметки не годятся"). Тогда задача взросления и отказа от инфантильных надежд сильно усложняется.

     Взросление связано с признанием фундаментальных фактов человеческой жизни:

        -  факта невозможности всемогущества и обладания всем, или в крайнем случае всем "ценным". Это знаменует отказ от слияния, признание отдельности другого человека, его независимого существования, и дает возможность открыть внутренний мир другого человека, а не продолжать бесконечные и бесплодные попытки обретения полного контроля над окружающими;

      - факта невозможности участия в родительских отношениях. Признание собственной исключенности дает нам возможность перестать "стучаться в закрытую дверь их спальни". Непризнание этого факта может выражаться в постоянных попытках строить отношения только с теми, кто находится в браке или иных «запретных» отношениях;

       - факта неизбежности собственной смерти. Признание этого дает нам возможность ценить жизнь и получать удовольствие от каждого момента. Горечь факта смертности себя и близких имеет свою обратную сторону - обретение ценности отношений.

      Таким образом, разрешение этих фундаментальных задач открывает путь к жизни, свободной от ограничений, накладываемых нашими детскими нереализуемыми стремлениями. А "горе" маленького ребенка внутри нас, чье страдание, без сомнения, должно быть нами услышано, компенсируется нашим взрослением.

 

 

м.Белорусская
ул.Скаковая,32
Свободная парковка
Позвоните нам прямо сейчас по телефону +7 (495) 509 36 12,
чтобы уточнить любые вопросы.
Время работы:
ежедневно 
10:00 - 22:00
Записаться на консультацию Задать вопрос специалисту